В России либерализм просто стал прикрытием большого хапка

31 октября 2010 г. в 08:30

В последнее время в нашем обществе обострилась дискуссия по поводу выбора оптимальной модели модернизации. Я также внес свою лепту в этот процесс, когда примерно месяц назад подготовил доклад на близкую тематику для выступления на семинаре Института динамического консерватизма.

Сразу хотел бы заметить, что большинство обсуждающих не задумываются о том, что понятие «модернизация» является многоплановым. В том смысле, что существуют «модернизации» совершенно различные по своей направленности. Например, бывает капиталистическая модернизация или антикапиталистическая (как сталинская модернизация, за счет наследия которой мы во многом до сих пор существуем). Кроме того, бывают прогрессивные модернизации (промышленное развитие) или регрессивные (вроде плантационного рабства в США и на Караибских островах в прошлые века).

Вторая проблема заключается в том, что модернизации всегда осуществляются в ущерб кому-то. То есть данный социальный процесс – это «игра с нулевой суммой». И большая часть модернизаций в истории осуществлялась за счет низов и средних слоев общества.

Поэтому когда мы говорим о модернизации для России, то мы должны четко понимать, чего мы хотим. В связи с чем необходимо поставить вопрос: с какими результатами и под какими лозунгами мы пришли к тому, практически катастрофическому, состоянию России, в котором она оказалась сейчас?

А мы пришли к этой ситуации в результате передела государственной собственности под либеральными лозунгами. Хотя к реальному либерализму то, что делалось в 1990-е годы, не имеет никакого отношения. В России либерализм просто стал прикрытием большого хапка.

В этом плане «горбачевщина» и «ельцинщина» являются составной частью большого мирового процесса, который начался еще в 1980-е годы. Он стартовал в США и Великобритании с введения основ «тэтчеризма» и «рейганомики». На самом деле, это было большим переделом доходов в пользу верхов в ущерб низам и среднему слою.

За последние 30 лет мало что было создано не только в России, но и в мире. Продукт в основном создавался в Китае и Индии. А во всей остальной части мира шел передел в пользу верхов. В России этот процесс осуществлялся под знаменами либерализма и демократии. Так что эти лозунги в нашей стране уже навсегда себя скомпрометировали.

В социальном плане нам нужен строй, основанный на общественной справедливости. Если рассматривать в качестве индикатора децильный коэффициент (соотношение, отражающее дифференциацию доходов как отношение средних доходов 10% наиболее высокодоходных и средних доходов 10% наименее обеспеченных граждан), то если в Швеции он где-то 4 к 1, то у нас должно быть столько же или хотя бы 5 к 1. К слову, в СССР он составлял 3 к 1, а сегодня зашкаливает за 30 к 1 по стране (не говоря уже о крупных городах, где, по разным источникам, он составляет от 40 до 50 к 1). Специалисты считают, что уменьшение индекса Джинни хотя бы вдвое уже позволило бы решить очень многие проблемы. И в первую очередь, проблему бедности. Такой строй, основанный на социальной справедливости, фактически означает построение мягкой формы социализма.