То, что называется на Западе гуманитарными технологиями, – на самом деле средства манипуляции  
24 апреля 2010 г. в 08:30

В последнее время у нас часто говорят о гуманитарных технологиях, но при этом, как правило, не объясняют, что это такое. Мне трудно сказать, что сегодня у нас имеется в виду под гуманитарными технологиями, но я хорошо представляю, что такое гуманитарные технологии на Западе в последние 120-130 лет.

Гуманитарные технологии, если называть вещи своими именами, - это то, что Антонио Грамши называл культурной гегемонией, т. е. контролем со стороны господствующих классов и групп, контроль в сфере культуры, в сфере психологии, даже в сфере гуманитарной науки. Классический пример гуманитарных технологий - ориентализм, который был создан на Западе в конце XIX - начале XX вв. Ориентализм – это дисциплина, которая трактовала Восток как отсталый по сравнению с Западом, как нуждающийся в вестернизации. Это вбивалось в головы афро-азиатских элит, которые обучались на Западе, и которые, возвращаясь в свои страны, пытались их подверстать под западные формы.

Высокопоставленный американский дипломат Стивен Манн в самом начале XXI века признался, что в стратегии управляемого хаоса, которую в 90-е годы США применили на просторах СНГ, решающую роль играли права человека и тезис о рынке как средстве решения всех экономических проблем. Это и есть классическая гуманитарная технология.

То, что называется на Западе гуманитарными технологиями, – это на самом деле средства манипуляции.

Читать далее

Полет Гагарина - одно из главных достижений советской цивилизации  
19 апреля 2010 г. в 08:30

Полет Гагарина является одним из главных технических достижений советской цивилизации. Гагарин - это продолжение сталинской модернизационной программы, но с другой стороны это - один из самых последних «выстрелов» этой программы. Она постепенно затухает и очень показательно, что наша фантастика отреагировала на эти изменения. Если вначале 60-х годов, скажем, Стругацкие пишут свою самую светлую вещь «Полдень XXII век (Возвращение)», то с середины 60-х годов они переходят к тому, что можно назвать черным образом советского общества. Важно, что они отразили изменение духа эпохи.

Очень изменился журнал «Техника молодежи» во второй половине 60-х годов. Я был на него подписан почти все 60-е, и в середине 60-х годов интуитивно, еще школьником я понял, что что-то меняется, потому что изменился журнал «Техника молодежи», изменилась фантастика. Если в первой половине 60-х годов журнал «Техника молодежи» был оптимистическо-футуристический, то во второй половине 60-х годов этот оптимизм становится очень натужным, неискренним, инерционным. У людей, которые пишут тексты, еще есть инерция, но эпоха изменилась, и они чувствуют, что она изменилась.

То есть можно сказать, что полет Гагарина – это одно из главных достижений советской технической цивилизации. Это достижение придало советскому обществу мощный идейный импульс, но очень ненадолго. После этого все поехало под гору.

Читать далее

Фундамент для полета Гагарина был заложен в сталинскую эпоху  
15 апреля 2010 г. в 08:30

Полет Гагарина стал поводом, для, пожалуй, последнего в советской истории единения власти и народа. В восторге народ хлынул на Красную площадь. Народ никто не гнал именно туда, но Красная площадь – это сакральное место власти в России, и народ бросился туда, каждый в единстве с другими и с властью. Можно сказать, что оптимистическую, устремленную в будущее окраску 60-м годам придало наше освоение космоса. Иными словами чисто техническая вещь стала фактором если и не идеологии, то ценностно-идейной, важной ориентацией.

Это пришлось весьма вовремя для советского общества, потому что в 60-е годы стал изрядно тускнеть образ революции и Гражданской войны как фактора рождения социализма. На какое то время космос стал заменителем этого, хотя всего лишь на какое-то время, потому что с конца 60-х годов появился новый культ - культ победы в войне, который стал активно замещать культ революции и культ Ленина. В этом отношении фаза космического восторга заполнила переходный вакуум от одной идейно-ценностной системы к другой.

К сожалению, в начале 70-х годов наша космическая программа начала пробуксовывать, хотя по целому ряду частных проектов мы опережали американцев тогда и опережаем до сих пор. А если возвращаться к полету Гагарина, то вырос этот полет на том фундаменте, который был заложен в сталинскую эпоху.

Читать далее

Мир государств – не главное в современной международной системе  
9 апреля 2010 г. в 08:30

Когда говорят о многополярном мире, имеют в виду мир государств, но это одномерный взгляд на современный мир. В современном мире, кроме государств, есть очень мощные закрытые структуры наднационального управления, которые в течение всего XX века усиливали себя.

Когда мы говорим «многополярный мир», мы не учитываем этого очень важного фактора современных международных отношений. Если забыть об этом факторе, то можно порассуждать о том, что эпоха гегемонии Америки проходит, что происходит подъем новых государств. Кстати, если Евросоюз развалится, то германо-французская ось имеет шанс стать новым полюсом. Вроде бы с этой точки зрения мы имеем некий многополярный мир.

Но мир государств – это не главное в современной международной системе, главное – это закрытые структуры наднационального управления, для которых США или Великобритания в XIX веке были просто «портом приписки». Я думаю, что если многополярный мир возникает, то это в значительной степени деятельность этих структур, которые диверсифицируют свою власть. Получится ли многополярный мир по тому плану, который есть у этих структур, или национальные государства смогут переломить эту тенденцию? Этот вопрос открытый.

Что же касается нынешних разговоров о «многополярном мире», то до тех пор, пока в качестве важнейшего фактора мировой системы последних 200 лет не будут упоминаться закрытые структуры наднационального управления, это будут абсолютно пустые разговоры.

Читать далее

Глобализация – это выжимание всех возможных соков из Азии и Африки  
29 марта 2010 г. в 08:30

Отношения капиталистического Запада и народов Азии, Африки и Латинской Америки прошли несколько стадий. До конца XVIII - начала XIX веков европейцы встраивались в местные системы торговли. Затем они перешли к колониальным захватам, когда часть стран стала прямыми колониями, часть попала в полуколониальную зависимость и было силовое присвоение продукта этих обществ.

С образованием Советского Союза и активизацией Соединенных Штатов началась борьба народов Азии и Африки за свою независимость. В начале 50-х годов на арену выходит новая фракция мирового капиталистического класса – корпоратократия, которая не так тесно связана с внеэкономической эксплуатацией колоний и которая вполне может это делать экономически. Начинается переход к тому, что называется «неоколониальная эпоха».

Отчасти афро-азиатские народы добились освобождения, но в значительной степени их отпустили бывшие метрополии. Отпустили потому, что выгоднее стало эксплуатировать бывшие колонии экономическим способом и при этом ничего туда не вкладывать, не нести никакой ответственности за это.

Затем наступила следующая стадия – глобализация. Глобализация – это выжимание всех возможных соков из афро-азиатского мира всеми способами. Наконец, на наших глазах мы вступаем в новую фазу. В индустриальной эпохе была нужна большая масса рабочих и крестьян, обслуживающая западное ядро, и вот теперь эти миллиарды людей абсолютно не нужны верхушке мирового капиталистического класса на Западе.

Читать далее

Деградация образования отражает страхи мировой верхушки  
9 марта 2010 г. в 08:30

В сегодняшнем мире очевидна тенденция к очень жесткому закреплению классовых позиций в сфере образования. Большая часть образования теряет свой уровень, это образование упрощается, обедняется. Адекватную картину мира заменяет мозаика. С другой стороны, идет концентрация сильных вузов. На Западе это частные вузы, в России, по-видимому, эта роль уготована Московскому и Санкт-Петербургскому университетам. Это супервузы, где готовят элиту, то есть интеллектуальных и идеологических защитников существующего порядка.

Эта дебилизация образования, которая происходит во всем мире, отражает страхи мировой верхушки перед возможным появлением альтернативной элиты. В 50-60-е годы, когда образование было массовым и относительно приличным, западная верхушка столкнулась с возможностью появления альтернативной элиты. Контроль над информацией предполагает и контроль над высшим образованием и образованием вообще.

То есть здесь мы имеем два мощнейших фактора, которые ведут к классовой сегрегации в области образования. Это выход знания в качестве одного из главных факторов производства и необходимость новых форм социального контроля. По замыслам фабрик мысли нынешней мировой верхушки, это должно решить проблему недопущения появления новой элиты. Но история показывает, что новые элиты появляются не в интеллектуальной среде. Когда концентрация «диких людей» на социальных или физических границах старого социума превышает некую норму, происходит раскол в правящей элите.

Читать далее

Можно говорить о мировом правительстве как о сетевой структуре  
2 марта 2010 г. в 08:30

После смерти королевы Виктории было решено, что представители аристократических семей могут вступать в браки с представителями финансовых семей. С этого момента пошел процесс формирования финансово-аристократического блока, и его еще больше сплотили мировые войны XX века.

Но несмотря на то, что есть глобальный суперкласс, конечно же, он не един. У него есть некие общие долгосрочные интересы, но большинство людей живет все-таки средне и краткосрочными интересами. В Европу я не включаю Великобританию, поскольку она всегда была частью англосаксонского мира. Англосаксонский мир – это один блок, есть Западноевропейские элиты (неатлантические), и, разумеется, есть проатлантическая часть.

Я уж не говорю о таком глубоком разделении мировой элиты, грубо говоря, на два блока – Ротшильды и Рокфеллеры. Здесь, скорее, мировая элита представляет собой очень много «кругов Эйлера», которые совпадают друг с другом отчасти. Естественно, у мировой элиты был интерес сокрушить СССР, но опять же, и здесь не так все просто. Часть мировой элиты торговала с Советским Союзом, получала от этого краткосрочную выгоду и решала целый ряд проблем.

Когда говорят о мировом правительстве как о чем-то возможно едином, то это большая натяжка. Скорее, можно говорить о мировом правительстве как о некоей сетевой структуре, где люди, кланы, группы договариваются друг с другом.

Читать далее

Евросоюз – это рыхлая, аморфная структура  
23 февраля 2010 г. в 08:30

Система европейских государств складывалась долго и мучительно. По сути, она складывалась в ходе целого ряда общеевропейских гражданских войн (если мы можем употреблять термин «гражданский» для периода Средневековья) со времен борьбы папства и Священной Римской империи. К середине XVII века сложилась система королевских государств, и эта система к середине XIX века откристаллизовалась. Именно тогда в мире и прежде всего в Европе возникает принципиально новый субъект исторического развития, и наряду с капиталом и государством появляются закрытые структуры наднационального управления (то, что иногда называют «мировой закулисой»

. Они со страшной силой начинают подрывать и государство как институт, и систему государств сразу по двум линиям: одна линия – финансово-экономическая, а вторая - с помощью революционных движений.

К окончанию Второй мировой войны европейские государства находились в тяжелом положении. В этот период подрыв европейской системы государств пошел сразу по двум линиям. Во-первых, это экономический контроль со стороны США как государства и кластера транснациональных корпораций. Во-вторых - объединение Европы в некую надгосударственную систему. В этом отношении сейчас ни о какой европейской системе государств говорить не приходится. Евросоюз – это рыхлая, аморфная структура. Нация-государство вообще потихонечку слабеет.
Читать далее

Инновации могут быть разными  
30 января 2010 г. в 08:00
Когда мы говорим об инновациях в школе, мы должны поставить вопрос: инновации ради чего? Инновации могут быть разными. Могут быть, например, инновации, которые колонизаторы вводили в странах Азии и Африки, для того чтобы эксплуатировать местное население. Вводилась упрощенная система языкового, например, образования, английского языка. Самое главное, чтобы можно было общаться с белыми господами. А могут быть инновации в образовании, которые были проведены у нас в 30-40-е годы, когда была поставлена задача для школы создать мощнейшую в мире науку, промышленность и совершить рывок.

Когда мы говорим об инновациях, первый вопрос – это целеполагание. Для чего нужна реформа школы, какую школу мы хотим? Мы хотим получить ту школу, которую мы получили за последние 20 лет и которую нам показывают сейчас в сериале «Школа»? Естественно, такая школа нуждается в инновациях, но вопрос заключается в том, такую школу вообще можно изменить или нужно создавать ее заново?

Ведь за 20 лет практически советская школа (не надо ее идеализировать, но она была одной из лучших в XX веке) разрушена. Но та школа, которая существует сейчас, – это абсолютный скол, осколок постсоветского общества, общества, в котором сила распада доминирует над силой организации. Кстати, за последние 20 лет у нас уже были инновации в школе. Я, например, знаю о том, как изменились учебники иностранных языков. Вместо нормальных учебников английского, французского и немецкого появились глянцевые учебники колониального типа. У нас уже 20 лет было инновационное развитие, но депрессивного типа.
Читать далее

В России власть во многих отношениях опережает общество  
22 января 2010 г. в 18:41
Последнее время очень много говорят об инновациях, и при этом имеют в виду технику и технологию. Это – резонный подход, но подход весьма ограниченный, потому что техника – это часть общества, а не целое, и нельзя частью подменять целое. Техника зависит от этого социального целого. Когда мы говорим об инновациях, об инновационной экономике, прежде всего имеет смысл поговорить об инновационном обществе, о том, насколько общество готово выступить в качестве инноватора. Для России эта формулировка звучит несколько иначе, поскольку здесь главное – не общество, а власть, и власть во многих отношениях опережает общество. По крайней мере, так было в XIX веке.

Если мы посмотрим на рывки, которые делала Россия при Иване Грозном, при Петре I, в начале XX века, то сначала возникал социальный субъект инноваций, который вытягивал страну до определенного уровня, и дальше начинались технические или технологические сдвиги. Классический случай – это большевистская революция, когда первое десятилетие у нас существовал абсолютно антинациональный режим, затем, в середине 20-х годов, победила концепция «социализм в одной стране» (никакой мировой революции), и дальше был создан тот субъект, который вытащил страну до такого состояния, что она смогла не только выиграть Вторую мировую войну (Великую Отечественную), но и быстро восстановиться и запустить человека в космос.

Читать далее