Можно говорить о мировом правительстве как о сетевой структуре  
2 марта 2010 г. в 08:30

После смерти королевы Виктории было решено, что представители аристократических семей могут вступать в браки с представителями финансовых семей. С этого момента пошел процесс формирования финансово-аристократического блока, и его еще больше сплотили мировые войны XX века.

Но несмотря на то, что есть глобальный суперкласс, конечно же, он не един. У него есть некие общие долгосрочные интересы, но большинство людей живет все-таки средне и краткосрочными интересами. В Европу я не включаю Великобританию, поскольку она всегда была частью англосаксонского мира. Англосаксонский мир – это один блок, есть Западноевропейские элиты (неатлантические), и, разумеется, есть проатлантическая часть.

Я уж не говорю о таком глубоком разделении мировой элиты, грубо говоря, на два блока – Ротшильды и Рокфеллеры. Здесь, скорее, мировая элита представляет собой очень много «кругов Эйлера», которые совпадают друг с другом отчасти. Естественно, у мировой элиты был интерес сокрушить СССР, но опять же, и здесь не так все просто. Часть мировой элиты торговала с Советским Союзом, получала от этого краткосрочную выгоду и решала целый ряд проблем.

Когда говорят о мировом правительстве как о чем-то возможно едином, то это большая натяжка. Скорее, можно говорить о мировом правительстве как о некоей сетевой структуре, где люди, кланы, группы договариваются друг с другом.

Читать далее

Евросоюз – это рыхлая, аморфная структура  
23 февраля 2010 г. в 08:30

Система европейских государств складывалась долго и мучительно. По сути, она складывалась в ходе целого ряда общеевропейских гражданских войн (если мы можем употреблять термин «гражданский» для периода Средневековья) со времен борьбы папства и Священной Римской империи. К середине XVII века сложилась система королевских государств, и эта система к середине XIX века откристаллизовалась. Именно тогда в мире и прежде всего в Европе возникает принципиально новый субъект исторического развития, и наряду с капиталом и государством появляются закрытые структуры наднационального управления (то, что иногда называют «мировой закулисой»

. Они со страшной силой начинают подрывать и государство как институт, и систему государств сразу по двум линиям: одна линия – финансово-экономическая, а вторая - с помощью революционных движений.

К окончанию Второй мировой войны европейские государства находились в тяжелом положении. В этот период подрыв европейской системы государств пошел сразу по двум линиям. Во-первых, это экономический контроль со стороны США как государства и кластера транснациональных корпораций. Во-вторых - объединение Европы в некую надгосударственную систему. В этом отношении сейчас ни о какой европейской системе государств говорить не приходится. Евросоюз – это рыхлая, аморфная структура. Нация-государство вообще потихонечку слабеет.
Читать далее

Инновации могут быть разными  
30 января 2010 г. в 08:00
Когда мы говорим об инновациях в школе, мы должны поставить вопрос: инновации ради чего? Инновации могут быть разными. Могут быть, например, инновации, которые колонизаторы вводили в странах Азии и Африки, для того чтобы эксплуатировать местное население. Вводилась упрощенная система языкового, например, образования, английского языка. Самое главное, чтобы можно было общаться с белыми господами. А могут быть инновации в образовании, которые были проведены у нас в 30-40-е годы, когда была поставлена задача для школы создать мощнейшую в мире науку, промышленность и совершить рывок.

Когда мы говорим об инновациях, первый вопрос – это целеполагание. Для чего нужна реформа школы, какую школу мы хотим? Мы хотим получить ту школу, которую мы получили за последние 20 лет и которую нам показывают сейчас в сериале «Школа»? Естественно, такая школа нуждается в инновациях, но вопрос заключается в том, такую школу вообще можно изменить или нужно создавать ее заново?

Ведь за 20 лет практически советская школа (не надо ее идеализировать, но она была одной из лучших в XX веке) разрушена. Но та школа, которая существует сейчас, – это абсолютный скол, осколок постсоветского общества, общества, в котором сила распада доминирует над силой организации. Кстати, за последние 20 лет у нас уже были инновации в школе. Я, например, знаю о том, как изменились учебники иностранных языков. Вместо нормальных учебников английского, французского и немецкого появились глянцевые учебники колониального типа. У нас уже 20 лет было инновационное развитие, но депрессивного типа.
Читать далее

В России власть во многих отношениях опережает общество  
22 января 2010 г. в 18:41
Последнее время очень много говорят об инновациях, и при этом имеют в виду технику и технологию. Это – резонный подход, но подход весьма ограниченный, потому что техника – это часть общества, а не целое, и нельзя частью подменять целое. Техника зависит от этого социального целого. Когда мы говорим об инновациях, об инновационной экономике, прежде всего имеет смысл поговорить об инновационном обществе, о том, насколько общество готово выступить в качестве инноватора. Для России эта формулировка звучит несколько иначе, поскольку здесь главное – не общество, а власть, и власть во многих отношениях опережает общество. По крайней мере, так было в XIX веке.

Если мы посмотрим на рывки, которые делала Россия при Иване Грозном, при Петре I, в начале XX века, то сначала возникал социальный субъект инноваций, который вытягивал страну до определенного уровня, и дальше начинались технические или технологические сдвиги. Классический случай – это большевистская революция, когда первое десятилетие у нас существовал абсолютно антинациональный режим, затем, в середине 20-х годов, победила концепция «социализм в одной стране» (никакой мировой революции), и дальше был создан тот субъект, который вытащил страну до такого состояния, что она смогла не только выиграть Вторую мировую войну (Великую Отечественную), но и быстро восстановиться и запустить человека в космос.

Читать далее

Уже видно, насколько серьезен процесс социальной поляризации  
14 января 2010 г. в 08:30

Уже сейчас, сегодня видны некоторые мировые и российские тенденции развития на ближайшие 10-15 лет. Причем некоторые тенденции мирового развития у нас проявляются значительно более явственно и остро, чем в других странах. Так вот одна из главных тенденций современного мира – это нарастание разрыва между богатыми и бедными, между власть имущими и всеми остальными, грубо говоря, между верхушкой - с одной стороны и средними и нижними слоями - с другой. То есть средние слои очень быстро размываются. Скажем, 7-8% превращаются в новые средние слои, а остальные улетают вниз, как это произошло со средними классами Латинской Америки в 80-е годы в результате структурных реформ, проведенных Международным валютным фондом.

Сейчас можно уже четко видеть, насколько серьезен этот процесс социальной поляризации и насколько отличается повседневная жизнь элиты (властной и экономической) от средних и нижних слоев. Здесь несколько направлений вот этой новой сегрегации, которая в крайних своих формах может достичь размаха апартеида.

Безусловно, одна из важнейших линий вот этого нового классогенеза – это образование. Мы видим, что устанавливается монополия на качественное образование. Вторая линия – это культура. Это абсолютно дебильное телевидение по всем каналам. Про социально-экономическую сферу я не говорю, в ней огромная часть населения занимается проблемой выживания.

Я думаю, что в ближайшие 10-15 лет, если нынешние тенденции сохранятся, мы получим ситуацию, очень напоминающую конец XIX – начало XX века.

Читать далее

2009 год был еще одним годом упущенного времени  
30 декабря 2009 г. в 08:30

2009 год не отмечен в жизни нашей страны никакими яркими событиями. Точнее, события были, некоторые из них - запоминающиеся, но ни одно из этих событий не может быть отмечено как нечто, меняющее вектор развития нашей страны, системы под названием «Россия». По сути дела, продолжалось накопление негативных тенденций в развитии этого образования под названием «Россия». Самое главное, пожалуй, что произошло, - упускается время.

2009 год был еще одним годом упущенного времени, когда не решались серьезные задачи, и, безусловно, самое главное, что не произошло в этом году, – не произошло разворота в отношении тенденции социального распада и социальной организации. Все-таки тенденция к социальной дезорганизации на разных уровнях доминирует над тенденцией к социальной организации. К сожалению, это так в совершенно различных сферах.

Ну а если говорить о науке об обществе, то я как обществовед должен сказать, что, к сожалению, этот год не оказался отмеченным какими-то серьезными, прорывными исследованиями того, что происходит у нас в стране. И в этом отношении российская наука об обществе, в общем-то, развивается в том же направлении, что и общество.

Читать далее

Украина - очень важная геополитическая площадка  
18 декабря 2009 г. в 17:26

С экономической точки зрения, конечно же, Украина Западной Европе не нужна. Украина может представлять интерес для Запада не с точки зрения индустриальной экономики, а с точки зрения пространства и сельского хозяйства. Значительно больше Украина интересует Запад с геополитической точки зрения. В свое время Бжезинский сказал, что без Украины в составе «большой России» Россия никогда не будет великой державой. Это, конечно, перехлест, но резон здесь есть. Украина – это очень важная геополитическая площадка.

Здесь имеет смысл вспомнить о том, что, именно получив Украину в качестве некой площадки, Россия смогла добиться выхода на Балтику. Именно Украина стала плацдармом для прыжка на Балтику для Петра Первого. Именно на Украине происходили основные события сухопутной части Северной войны.

Есть еще один аспект, который очень важен для Запада. Дело в том, что Украина – это то, чем можно постоянно провоцировать и раздражать Россию, а затем выступать посредником между Россией и Украиной. Активное сближение Запада с Украиной и в конечном счете вдруг вступление Украины в НАТО надолго отбивает у России возможность воссоединения с Украиной.

В сухом остатке: Украина нужна Западу как блокиратор по отношению к России и как та мозоль, на которую постоянно будут давить, чтобы раздражать Россию, чтобы указывать России ее место.

Читать далее

США хотят с помощью сект переформатировать нашу культуру  
3 декабря 2009 г. в 18:10
Очередной доклад Госдепа США о ситуации с соблюдением прав человека в отношении представителей тех религиозных меньшинств, которые в России принято относить к сектам, достаточно характерен. Это ничем не отличается от ситуации в прежние десятилетия, когда американцы учили нас (а заодно и весь остальной мир) соблюдать права человека, хотя в самих США с этим было даже больше проблем, чем у нас.

Деятельность сект, о которых так заботятся американцы, преследует две цели. Во-первых, это, по сути дела, органы американского влияния, представляющие ядро чужой культуры, которые, как вирусы, проникают в другую культуру, чтобы способствовать дальнейшему перерождению «социокультурных клеток» данного общества. Совершенно явно, что все эти секты чужды русской и православной культуре. Их задача состоит в том, чтобы переформатировать социокультурное пространство.

Естественно, что их появление предполагает какую-то реакцию властей. Поскольку они не просто ячейки какой-то духовной жизни, а ячейки альтернативной власти, которые подчиняют поведение людей и, по сути, выступают формой альтернативной властно-социальной организации. В свою очередь негативная реакция другого государства на появление в своем теле чужеродных вирусов ожидается американской стороной, чтобы начать кампанию по критике и дискредитацию действий российских властей. Самой правильной реакцией было бы просто не обращать на это внимание.

Я хочу напомнить, как китайцы в свое время поступили с тайным обществом - сектой «Фалунгун», которая при, казалось бы, мирных формах, несла безусловную опасность для социальной ткани китайского общества. Они очень жестко решили этот вопрос и абсолютно никак не отреагировали на тот крик, который подняли американцы. Те покричали-покричали и успокоились. Потому что американцы в основном кричат на слабых. А крик в 1970-1980-е гг. был формой холодной войны.

Читать далее

Россия представляет собой общество в состоянии полураспада  
27 ноября 2009 г. в 16:42
Собственно, в XX веке было три модели кино. Была модель немецкая, студия UPA, которая очень быстро ушла и влилась в Голливуд, и вся вторая половина века – это две модели кино – советская и американская. Нужно сказать, что советское кино было очень мощным средством культурной гегемонии.

В нынешнем состоянии, когда Россия представляет собой общество в состоянии полураспада, когда верхушка практически прониклась буржуазными ценностями, стремится интегрироваться в западную жизнь, ясно, что этот слой и его обслуга в сфере культуры - медиаинтеллектуалы - предложить ничего не могут в плане создания привлекательного образа России. Есть ли у России слои, которые могут это сделать? По крайней мере пока их не видно.

Следует обратить внимание, какой образ России готовы принять на Западе. Это образ «икра-водка-балалайка». Такой а-ля «рюс». А с другой стороны, если вспомнить, что за последнее время наиболее популярной группой на Западе была группа «Тату», то это тоже, в общем-то, что хотели бы видеть в культурном плане, какой хотели бы видеть в культурном плане Россию на Западе. То есть либо такой а-ля «рюс», либо вот такое разложение с нездоровым сексуальным душком. И подтекст такой: «Ну а что можно ожидать? Варвары, они и есть варвары».
Читать далее

С 20-х по 60-е годы СССР лидировал в сфере культурной гегемонии  
26 ноября 2009 г. в 16:06
Борьба за мировую гегемонию всегда предполагала и включала в себя борьбу и за то, что Антонио Грамши назвал «культурной гегемонией». Очень хорошо осознал необходимость борьбы в области культуры уже Николай Первый. Именно он сделал заказ на создание такой русской идеологии – «Православие. Самодержавие. Народность». Но из этого ничего не получилось - создать ответ на «Свободу. Равенство. Братство» не удалось.

В XX веке, по крайней мере с 20-х по 60-е годы включительно, Советский Союз лидировал в сфере культурной гегемонии по целому ряду направлений. Речь шла о строительстве социально справедливого общества, и до конца 60-х годов западная интеллигенция (не только левая, но либеральная) признавала приоритет Советского Союза в этой области. Кроме того, Советский Союз нес высокую культуру. Если посмотреть послевоенное кино, театр, балет – это была очень мощная культура. Советское кино было альтернативой американскому кино.

Однако в 70-е годы все это начинает ломаться. Финал – горбачевщина, принятие буржуазных ценностей под видом универсальных, то есть полная капитуляция в сфере культуры, принятие худших западных образцов массовой культуры. Вот это и есть финал схватки за культурную гегемонию. Советский Союз ее проиграл, так же как он проиграл холодную войну.
Читать далее